15:50 

Мои фики в ЗФБ

Ro
Нормальность в этом мире неуместна (с)
Сложу тут в одном посте. Писались оба на спецквест, заданием было "Человек без свойств". Вообще-то это книга, но у нее даже краткий пересказ зануден настолько, что все ассоциации шли от названия :)

Первый - попытка написать Двенадцатого. Его там, правда, совсем мало. А в целом это иллюстрация того, как то, что умещается в сто слов растягивается на тысячу ;)

Название: Новенький
Бета: -=Araminta=-
Форма: мини, 1726 слов
Персонажи: Двенадцатый Доктор
Жанр: джен, драма
Рейтинг: G
Краткое содержание: пропавший ученик, пропавший наследник трона и пропавший покой сотрудников ЮНИТ.

Инспектор лондонской полиции Блайт, расследующий дело об исчезновении ученика школы Мэйфилд Джереми Фокса, разложил перед собой распечатки опросов свидетелей и уставился на фото пропавшего юноши.

«Не знаю... Может, он вчера и был в школе. Я не помню. Он такой мелкий, его легко прозевать». Джеймс Тьюринг, 16 лет.

«Рост 179 см», — прочитал инспектор строчку в описании пропавшего.

«Он такой скучный, незаметный. Знаете, такие вот бывают типичные лица, одно от другого не отличишь, взгляд ни за что не зацепится, увидел — и забыл тут же»
. Кэйтлин Росс, 17 лет.

На инспектора с фотографии смотрел симпатичный молодой человек с темными вьющимися волосами, серыми глазами и ямочкой на подбородке, какие обычно очень нравятся девушкам.

«Он вечно держался в стороне, сам ни с кем не заговаривал, знаете. Мы? Да мы и не пытались. А о чем с ним говорить?» Джек Райт, 16 лет.

«Девушка? Смеетесь?! Конечно, у него не было девушки. Почему? Ну... Да просто скучный он. Серый какой-то. Окажешься с ним рядом на уроке — и словно рядом со стеной сидишь». Адриана Максиммонс, 17 лет.

«Да, очень тихий мальчик. Знаете, я не припомню случая, чтобы он поднимал руку на уроке или задавал вопрос. Нет, все задания он сдавал вовремя, и тесты у него хорошие. Спрашивала ли я его сама? М-м-м... Вы знаете, нет, не припомню. Странно, да, но как-то все собиралась и забывала». Миссис Гиллеспи, преподаватель английского.

«Родителей? Нет, никогда не видел. Вы же понимаете, обычно родители приходят в школу, когда возникают какие-то проблемы, а он был таким тихим и незаметным мальчиком, странно даже представить, чтобы он сделал что-то необычное или что-то нарушил. Очень правильный, спокойный мальчик, такой, знаете... Никакой». Мистер Карлайл, директор школы

Картина складывалась отнюдь не обнадеживающая. Джереми Фокс был переведен в Мейфилд три месяца назад. Причем документы о его переводе где-то затерялись, их никак не могли найти. Его родителей никто не видел и запрос по записанным в личном деле именам ничего не дал. Указанный там же адрес проживания оказался вымышленным. Номер телефона, разумеется, не обслуживался, аккаунтов в социальных сетях Джереми не имел, в общественной жизни школы не участвовал. Ни девушки, ни друзей у него не было. Инспектор подозревал, что, если бы не ежедневные проверки списков присутствующих учеников, исчезновения Фокса никто бы не заметил.

Удивительно непримечательный молодой человек. Что он делал в свободное время, о чем думал, о чем мечтал и куда в конце концов исчез — не знал абсолютно никто. Инспектору очень не нравилась мысль, что это дело останется нераскрытым, но у него совершенно не было зацепок.

Звонок мобильника оторвал Блайта от неприятных размышлений.

— Блайт, вы ведь занимаетесь исчезновением Фокса? — Он узнал манеру своего непосредственного начальника сразу брать быка за рога без приветствий и вступлений. — Подготовьте документы для передачи этого дела.

— Кому?

— Какая разница? Ну хорошо, в ЮНИТ.

— Этим…

— Да, этим психам. Можете не утруждать себя высказыванием своего мнения, оно не имеет никакого значения. Решение принято, документы должны быть готовы сегодня к шести. У меня все.

Блайт уставился на замолчавший телефон. Вообще-то, его не должен был удивлять подобный поворот. Дело с самого начала было... странное. А ЮНИТ специализируется на странностях. Про них поговаривали разное, но Блайт не был ни любителем теорий заговора, ни поклонником «Секретных материалов». Поэтому он лишь пожал плечами и принялся собирать распечатки в папку. Минус одно дело — меньше забот.

* * *

Доктор считал, что во всем виноват Нардол. А именно его любовь к реалити-шоу и передачам про галактических знаменитостей, в общем — к худшим образцам массового головидения 54 века. Лучше бы уж сериалы смотрел, в самом деле. Не то чтобы Доктор был поклонником этого жанра, нет, но многие его прежние спутники были, так что он волей-неволей хранил в памяти сюжеты сотен мыльных опер из всех веков и уголков вселенной. Теперь же, благодаря любви Нардола к инопланетным сплетням, а также тому, что тот имел привычку слушать их прямо в комнате управления ТАРДИС, в бездонной памяти Доктора хранились огромные массивы бесполезной информации о том, кто, где, когда, с кем и как, и главное — что на них при этом было надето.

Но он отвлекся. Так вот, это Нардол был виноват в том, что, когда при очередном случайном, конечно же, визите в Лондон ТАРДИС зафиксировала присутствие в Редбридже замаскированного зоранского корабля, первым в голове Доктора возник восторженный голос фиолетовой арктурианки, ведущей светских новостей, радостно сообщающей о таинственном исчезновении зоранского принца-наследника.

Нет, Доктора не волновали внутренние проблемы зоранской монархии. Но, с другой стороны, опыт подсказывал, что замаскированный инопланетный корабль в Лондоне обычно означает неприятности. А если копнуть мотивы Доктора еще глубже, ему просто стало любопытно, что представитель одной из самых именитых династий забыл в самом скучном и неприметном пригороде английской столицы. Ну не вторжение же он задумал, в самом деле.

Найти принца было делом элементарным. Нардол порывался помочь, а также услужливо сообщил, что королевская семья обещала немалую награду вернувшему пропажу, но Доктор настоял на том, что способен сам справиться с одиноким подростком. Хм, а может, напротив, стоило оставить это дело Нардолу? Все-таки подростки, земные или нет, были не самыми интересными созданиями, непредсказуемыми, нелогичными и упрямыми. Но менять решение было поздно. Из-за угла здания вывернула фигура, ничем с виду не похожая на зоранца, и Доктор отлепился от стены, прислонившись к которой, дожидался, когда блудный принц покинет школу.

— Ваше Высочество!

Надо отдать мальчишке должное, он не вздрогнул и не повернул головы. Доктор в два шага обогнал его, остановился, преграждая дорогу, и обратился еще раз:

— Ваше Высочество, принц-наследник Эрган, герцог Лансийский, маркиз…

— Хватит! — прошипел парень. — Я не знаю, о чем вы говорите. Отстаньте от меня, или я позову полицию.

— Зовите, Ваше Высочество. Заодно посмотрим, как они отреагируют на ваш истинный внешний вид. — Доктор помахал звуковой отверткой. — Одно нажатие кнопки отключит ваш шиммер.

Принц закрыл глаза, глубоко вздохнул, снова открыл и возмущенно уставился на Доктора.

— Что вам от меня надо? Денег? Сколько вы хотите за то, чтобы забыть, что видели меня?

— Деньги, — протянул Доктор. — Нет, деньги меня определенно не интересуют. Что я буду с ними делать? Ужасно неудобная штука, одно перемещение во времени — и вот они уже не имеют абсолютно никакой ценности.

— Тогда чего вы от меня хотите?

— Хм. Как насчет объяснения того, что принц Зоры делает на Земле, да еще не в своем времени? Насколько мне известно, у зоранцев нет технологии путешествий во времени. Где вы добыли устройство для своего корабля?

— Украл, — спокойно сообщил принц, пересек улицу, плюхнул сумку на скамью и опустился на нее сам. — Технологии у нас, может, и нет, но временных туристов, прибывающих полюбоваться на расцвет империи Зора, мы заметили давно. Их трудно не заметить. Даже удивительно, что мне первому удалось стащить устройство перемещения с их корабля. Или я просто чего-то не знаю?

— То есть, вы еще и ни в чем неповинных туристов лишили возможности вернуться домой?

— Они так мечтали пожить в экзотических старинных условиях, я просто предоставил им такую возможность.

— Весьма безответственно для принца и будущего монарха, — отрезал Доктор. — Ты представляешь, что эти туристы могут натворить вне своего времени? Не говоря уж о самой идее сбежать, оставив империю без наследника. Кому теперь достанется власть? Как это отразится на подданных? И главное — ради чего все это? Вот чего я не понимаю. Бросить империю, забыть свой долг — и все ради того, чтобы спрятаться в настолько сером и неприметном месте. Да тут со скуки можно умереть.

Принц рассмеялся неожиданно горько.

— Вы же прекрасно знаете, кому на самом деле принадлежит власть на Зоре. Вы знаете, как выглядит моя жизнь. Мое рождение транслировалось в прямом эфире по всем планетарным голоканалам, а запись была продана во все соседние системы. Доказательства того, что я родился нужного для наследования пола, были продемонстрированы крупным планом и их подлинность заверена экспертами. Каждый миг моей жизни был зафиксирован и ретранслирован на три звездных системы. Мой первый крик, мои первые шаги, мое первое слово были записаны, продемонстрированы, обсуждены и растиражированы на голокристаллах и открытках. Все мои ответы на школьных уроках и все мои школьные тесты проходили в прямом эфире. Девочку, которую я пригласил на выпускной в начальной школе, выбрали всеобщим голосованием на форумах голоканалов. Собственно, первым наследником я был назначен, несмотря на наличие старшего брата, потому что мои рейтинги просмотров были выше. Каждый мой шаг, слово, действие, мысль были всегда на виду, были достоянием публики, обсуждались, расчленялись, оценивались, обсасывались в вечерних новостях. Вы вообще представляете, что это такое? Даже мой побег произошел в прямом эфире. Поэтому мне нужен был прыжок во времени — чтобы у камер не было возможности отследить мое перемещение.

Мальчишка тяжело перевел дыхание, словно выдал все это на одном выдохе. Доктор молчал.

— Вряд ли вы можете представить, какое это счастье — быть никем. Как это здорово, когда тебя не замечают. Сколько я раньше ни старался, сколько ни пытался быть предсказуемым, скучным, неинтересным — они все равно находили повод для обсуждения. Они не отставали от меня. А здесь... Здесь все так просто. Не высовывайся, не задавай вопросов, делай то, что от тебя ждут — и на тебя никто не посмотрит. Это работает. Это круче фильтра восприятия, понимаете, главное — стать никаким. Стать никем. Я смог, и это было так…

Доктор нахмурился:

— И что дальше? Если бы я не нашел тебя, ты что, так и прожил бы тут всю жизнь, будучи никем? Бесцветную, бесполезную и бессмысленную жизнь безликого статиста? Неужели это намного лучше твоей прежней жизни?

— У меня не было выбора. Сделай я хоть один шаг в сторону от нормы — меня заметят и вычислят, что я не тот, за кого себя выдаю. — В голосе принца прозвучала покорность судьбе. — А теперь у меня снова нет выбора. Вы вернете меня домой?

Вопрос повис в воздухе. Доктор искренне не знал, что на него ответить.

* * *

Сержант О'Лафлин за свою семилетнюю службу в ЮНИТ успел привыкнуть ничему не удивляться. Поэтому, пролистав переданное ему дело очередного подопечного, он только нахмурился и спросил:

— Что, еще один? Не многовато ли малолетних инопланетных наследников на одну школу?

— Зато там уже привыкли к странностям. А может, наверху решили, что, если собрать их всех вместе, легче будет присматривать, — предположил сержант Руфус, передавший ему приказ.

— Или они перебьют друг друга, выясняя, кто знатнее, а нам потом разгребать. С чего вообще мы вдруг помогаем беглецу?

— Говорят, это протеже Самого. — Руфус многозначительно пошевелил бровями. О'Лафлин понимающе присвистнул. Сам он никогда не видел легендарного Доктора, но прослужить в ЮНИТ хотя бы месяц и не наслушаться самых невообразимых историй об эксцентричном инопланетянине было просто невозможно.

— Ох, чует мое сердце, закончится это очередным вторжением. Как и все, связанное с ним.

Руфус выпрямился, поворачиваясь к двери.

— Ну, зато мы точно не останемся без работы, верно? Ладно, ты давай займись его «родителями». А там уж сами пусть разбираются. Пока, Стив.

Сержант махнул рукой и принялся создавать фальшивую историю жизни для нового ученика школы Коал-Хилл.


А вот второй фик мне очень дорог. Как-то в нем собралось сразу несколько очень... очень цепляющих меня вещей. И, конечно, это Девятый :) И кроссовер, тройной. Третий канон не указан, но в принципе там все ясно.

Название: Марсианин
Бета: esterka
Форма: мини, 1542 слова
Персонажи: Девятый Доктор, ТАРДИС, марсианин
Жанр: джен, драма, кроссовер
Рейтинг: G
Краткое содержание: марсианин, способный стать тем, кого вы хотите увидеть, встречает Доктора, который никого не хочет видеть
Примечание: Кроссовер с рассказом Р.Брэдбери "Марсианин". Для Доктора эти события происходят до начала 1 сезона нью-скула.

Внезапный звук материализации ударил по нервам, и Доктор сердито уставился на консоль. Он к ней в последние пару минут не прикасался, а значит, ТАРДИС снова самовольничала. Конечно, такое случалось и раньше, и обычно Доктор относился с капризам своего корабля с пониманием. Тем более, ТАРДИС всегда возникала там, где он был нужен. Но не сейчас. За последние несколько дней это была четвертая самовольная остановка. И все они, совершенно случайно, разумеется, подталкивали его к тому, чего он делать не собирался. Бесстыжая самоуверенная развалина, сующая свой двенадцатимерный нос куда не просят...

Свет в консольной сердито мигнул, и Доктор скорчил рожу.

— Да-да. Я знаю, что ты делаешь. И повторяю тебе — мне никто не нужен. Хватит!

Тишина. Лишь мелькнул монитор внешнего наблюдения, привлекая к себе внимание. Тяжело вздохнув и поняв, что упрямый корабль все равно не сдвинется с места, пока его единственный обитатель хотя бы не проверит, где они оказались, Доктор устало развернул монитор к себе. Окинул быстрым взглядом знакомого вида дома, окружающие пристань на красновато-рыжей реке... нет, канале. Марсианском канале среди земных домов. Первая волна колонизации Марса, вот куда его привезла ТАРДИС. Доктор чуть не зарычал.

— Люди! Ну конечно, тебе нужно было привезти меня к людям.

Вообще-то Доктор ничего не имел против человечества. Более того, он мог бы смело назвать землян своими любимчиками — в конце концов, не зря он провел среди них добрую половину своей жизни. Но сейчас мысли о человечестве отдавали неприятной горечью. Ему не нужны были напоминания о том, что именно эти равно замечательные и отвратительные существа — те, кто наследует Вселенную. Слабые, самоуверенные, так мало живущие и так много желающие, они расползутся по ней, как плесень, приживаясь всюду, скрещиваясь и мутируя, изменяясь и сохраняясь, пройдут сотни апокалипсисов и доживут до самого конца света. Человечество выживет, в то время как его раса...

Горло знакомо перехватило, застучало в висках. Доктор стиснул зубы, привычным уже усилием заставил отключиться обходную дыхательную систему и глубоко вдохнул. Идеальная галлифрейская физиология не допускала глупостей вроде истерик и панических атак. В теории.

Чтобы отвлечься от неприятных мыслей, Доктор сосредоточился на мониторе. Если уж ТАРДИС решила приземлиться именно здесь, есть шанс, что сейчас потребуется его вмешательство.

Именно в этот момент на площади перед пристанью появился первый человек. Нет, не человек... марсианин! Ну да, точно — серебристое неопределенное лицо, словно переливающаяся фигура. Марсианин добежал до середины площади. В нескольких шагах от ТАРДИС он резко обернулся, лицо его начало меняться, становясь более человеческим... а на площадь начали высыпаться земляне. Доктор не слышал их голосов, да это и не нужно было. Он достаточно знал о марсианах, чтобы понять, что сейчас произойдет. Пора вмешиваться.

Недолго думая, он выскочил из ТАРДИС и закричал «Стойте!», уже зная, что одних слов будет недостаточно. Лица вновь прибывших горели надеждой, ожиданием, торжеством. Не услышат. Они же видят перед собой кого-то очень-очень нужного. Очень долгожданного. По счастью, у звуковой отвертки была подходящая функция. Доктор бросился к затравленно озирающемуся марсианину, одновременно поднимая вверх руку и набирая на отвертке код. Нажать кнопку, другой рукой схватить инопланетянина за плечо. Яркая вспышка и грохот заставили толпу замереть, а кое-кого и кинуться в ужасе прочь. Куда там земным свето-шумовым гранатам. Эффект был недолгим, но его хватило, чтобы дотащить марсианина до дверей ТАРДИС, впихнуть его внутрь, заскочить самому и быстро дернуть рычаг дематериализации.

Убедившись, что ТАРДИС послушно выполнила команду («Всегда бы так», — мысленно проворчал он и тут же получил возмущенный удар током в ту часть тела, которой имел неосторожность прислониться к консоли... удар не сильный, но неприятный), Доктор повернулся, наконец, к спасённому. Тот привалился к коралловой колонне, тяжело дыша, его искаженное трансформацией тело — одна рука женская, другая мужская, одежда словно собрана из лоскутов, волосы трех цветов сразу — постепенно выравнивалось и выпрямлялось. Марсианин поднес к лицу руку, удивленно уставился на нее, потом перевел взгляд на Доктора и выдохнул:

— Но... почему?

— Привет, я Доктор. Добро пожаловать в ТАРДИС. Ее телепатическое поле блокирует любые мысли извне. К тому же, мы уже не на планете, так что мысли этих людей больше не могут менять тебя.

— А твои? — все так же медленно и озадаченно проговорил марсианин.

— А я тебя менять не хочу.

— Но ты спас меня. Почему? Кого ты спасал? Кого-то же ты увидел там, на площади?

Доктор пожал плечами.

— Я увидел тебя. Не самого умного марсианского метаморфа, который зачем-то сунулся в самую гущу землян. Зачем тебя к ним понесло?

— Я остался один, — пробормотал марсианин, и Доктор чуть не задохнулся, услышав знакомую боль в чужом голосе. — Я остался один, и мне было одиноко. Я думал... я хотел...

— Ты определенно не думал. Иначе бы понял, что случится. Что они увидят в тебе кого-то, кого давно надеялись увидеть. Люди вечно полны надежды, в этом им нет равных во Вселенной.

— Я думал, пусть... мне ведь нужен кто-то... пусть и я буду нужным им.

Доктор покачал головой, отворачиваясь к консоли.

— Глупо. Тебе нужен кто-то рядом, и ты ради этого поступаешь неразумно, и рискуешь собой, и в результате все равно все заканчивается плохо. Все всегда заканчивается одинаково.

Марсианин молчал. Доктор бесцельно перебрал несколько переключателей на консоли, потом повернулся к нему, широко улыбаясь. Если эта улыбка и не касалась глаз — это было его личное дело.

— Ты можешь отдохнуть в ТАРДИС. А потом я отвезу тебя домой.

— Но там я снова буду один, — возразил марсианин.

— Зато ты будешь жив, — отрезал Доктор, задумываясь, действительно ли это благо.

— Я могу остаться с тобой?

— Мне не нужны спутники.

— Я могу быть кем угодно... другом? Членом семьи? Наверняка есть кто-то... кто-то, кого ты хотешь увидеть. Я могу выполнить твое желание, только позволь мне остаться, пожалуйста.

Доктор передернул плечами. В его воображении пронесся ряд лиц, но память почему-то сфокусировалась на Романе. Та смотрела без осуждения, устало, но Доктора все равно обожгло волной вины. Нет. Только не это. У него нет ни малейшего желания видеть перед собой лица мертвых, он и так каждый миг помнит, что это он убил их. Так или иначе.

Вслух он, разумеется, сказал другое:

— Мой образ жизни не для тебя. Слишком часто я оказываюсь в ситуациях, где меня окружают испуганные люди. Для тебя такое окружение будет ловушкой, даже ТАРДИС не поможет. Нет. Как я уже сказал, у тебя есть несколько часов, чтобы отдохнуть. Потом я отвезу тебя домой. Вдоль по коридору, третий поворот налево, выбери любую комнату.

Не дожидаясь возражений, он откинул одну из панелей под консолью, лег на спину и скользнул вниз, под решетку. После войны у него постоянно было много работы по ремонту ТАРДИС: она все еще не оправилась окончательно от последних сражений, и отсутствие нужных частей тоже не помогало. Теперь их уже не будет никогда... Эту мысль Доктор тоже прогнал прочь и принялся откручивать межпространственный стабилизатор. Спустя пару минут он услышал тихие шаги — марсианин ушел. Вот и отлично. Так лучше. Для всех.

Гул ТАРДИС звучал подозрительно печально. Доктор вздохнул. В своей скорби он иногда забывал о том, что ТАРДИС тоже осталась одна. Последняя из своего вида. Он осторожно погладил одну из опор.

— Я знаю, старушка. Я знаю. Но у тебя есть я. А у меня ты. Больше нам никто не нужен, верно? Этот мальчишка тоже со временем поймет, если потребность быть нужным хоть кому-то не погубит его раньше. Что толку привязываться, если...

Он замолчал, пытаясь поймать мелькнувшую мысль... скорее даже воспоминание. Что-то слышанное давным давно, сказанное ему кем-то... Потом вдруг улыбнулся — по-настоящему.

— Фантастика!

Когда через несколько часов отдохнувший марсианин снова появился в консольной, Доктор уже ждал его, сложив руки на груди. Координаты их места назначения уже были выбраны, оставалось лишь нажать последний рычаг.

Серебристое переливчатое лицо уставилось на Доктора с надеждой.

— Может быть, передумаешь?

— Не-а, — качнул головой тот и нажал нужный рычаг. — Мне не нужны спутники.

Плечи марсианина опустились, и он послушно двинулся по металлической лестнице к дверям, едва дождавшись окончания материализации. Вслед за ним Доктор шагнул в теплый земной вечер. Во все стороны простирались пустынные холмы, и ни огонька не было видно меж ними. Впереди дорожка вела к старому покосившемуся домику с низкой оградой. Окна дома были распахнуты навстречу душистому летнему ветру. В одном из окон стоял человек. Даже отсюда было видно, что он уже немолод. Лунный свет серебрил седые волосы, подчеркивал морщины, какие бывают лишь у тех, кто привык много смеяться и смотреть прямо на солнце. Удивительно яркие глаза, не потерявшие с возрастом своей зоркости, были подняты к небу. Человек всматривался в звезды и улыбался. Потом он тихонько рассмеялся, чуть склонил голову набок и довольно кивнул. Словно звезды ответили ему таким же тихим смехом. Словно по небу были рассыпаны пятьсот миллионов смеющихся бубенцов.

Доктор негромко произнес:

— Он живет здесь совсем один, вдали от людей. Так что ты будешь в относительной безопасности. Ну же, иди, чего ты ждешь?

Марсианин наконец сдвинулся с места.

— Спасибо. Спасибо тебе! — выдохнул он и направился по тропинке к дому. Человек в окне шевельнулся, вглядываясь во тьму. Фигура на тропинке на ходу становилась меньше, более мальчишеской и хрупкой. Вспыхнули золотом взъерошенные волосы, окутал шею длинный шарф. Человек исчез из окна, вместо этого распахнулась дверь.

— Ты вернулся, малыш?

Доктор шагнул назад, испытывая странную смесь чувств. Его дело было сделано, пора возвращаться в ТАРДИС, но ему не хотелось спешить. Может быть, раз уж он на Земле, стоит пробежаться по нескольким фиксированным точкам, проверить, все ли так, как он помнит, не пострадала ли земная история от докатившихся сюда отголосков темпоральных потрясений. Только проверить, он не собирается ни вмешиваться, ни подбирать кого-то. Не нужен ему никто, да и он, по большому счету, никому...

Мальчишка стоял в дверях и махал рукой. Темная фигура за его спиной благодарно кивнула. Доктор резко отвернулся и пошел прочь. Его преследовало неловкое чувство, что он обманывает сам себя.

@темы: сериаломаньячное, осколки, ЗФБ, Doctor and i

URL
Комментарии
2017-03-28 в 23:26 

opalfruits
Пусть все идет, как идет
В "Марсианине" сразу угадала твою руку, а вот "Новенький" оказался сюрпризом, очень приятным сюрпризом, учитывая мои страдания по Двенадцатому. ;)

   

Место между

главная